Мой адмирал.

Памятник на родине Адмирала. с. Прохоровка.

 

Василь Завойко

Памятник Адмиралу на его родине, в Прохоровке. Фрагмент памятника.

Обратите внимание на дату его рождения.  Версия Украинских краеведов.

Памятник — бюст в Великой Мечетне.

Автор памятника Украинский скульптор Владимир Луцак.

Надпись на памятнике

Надпись на первом памятнике Адмиралу Василию Степановичу Завойко, установленном в Великой Мечетне. Активное участие в его создании приняла жительница Камчатки, краевед и биограф Адмирала, Наталья Сергеевна Киселева.

Украинский Завойко

Памятник в Великой Мечетне. Месте где адмирал жил после службы, доживая свой век.

 

 

 

 

 

Портрет маслом

Портрет исполнен Вадимом Синакоевым.

Живописный портрет

 

 

Василий Степанович Завойко.

Эту фотографию мне прислал пра-пра-правнук Василия Степановича, Константин Вегенер. Наиболее вероятно, что именно с этой фотографии был выполнен портрет Василия Степановача на памятнике во Владивостоке.

Фото из сети интернет

Наиболее известное изображение адмирала. 

Тем не менее лично мне этот портрет не кажется убедительным. Как впрочем и его живописные портреты сделанные в наше время на Камчатке. Я склонен считать что в работе над портретом надо будет использовать фотографию адмирала которую мне прислал Костя Вегенер.

 

 

 

 

Владивосток, на дворе начало семидесятых …
Молодой человек увлеченно рисует в альбоме памятник герою гражданской войны Сергею Георгиевичу Лазо. Ему нравиться все : фигура революционера в распахнутой шинели, его гимнастерка, и какое то ангельски красивое лицо. Тщательно прорисовывает сжатую в кулак руку, понимая, что это иллюстрация слов начертанных на памятнике: « Вот за эту землю русскую, на которой я сейчас стою, я умру, но не отдам ее никому» — звучит возвышенно и вызывает у юноши восторг и уважение к личности героя.
Каменный постамент с лестницей, ему, деревенскому мальчишке, представляется не менее возвышенным и совершенным, чем сама фигура.
И лишь спустя десятилетие он узнает, что известный ему герой, стоит на чужом постаменте.
Маленькая японская открытка, не дает полного представления о памятнике, а костюм с эполетами, как у адмирала Г.И. Невельского, с другого памятника, который рисовал ранее, вызывает чувство неудовлетворения, что то вызывает несогласие с увиденным на открытке памятником. Фигура кажется неправильной, неубедительной. А к тому времени юноша уже многое посмотрел. Памятник Крузенштерну, на набережной Невы, был уже нарисован им и врезался в память как эталон образа адмирала Русского флота.
Мелькнула мысль, что Владивостокский адмирал не может быть таким. На Крузенштерна он не похож, а напоминает скорее жандарма из учебника по истории. С огромным то ли палашом, то ли шашкой. И осмотрев памятник Лазо еще раз, сделал для себя вывод – этот памятник более правильный и несомненно лучше прежнего.
А в своих сорок лет, я снова «встретился» с адмиралом -Василием Степановичем Завойко.
Капитан первого ранга в запасе, Груздев Александр Иванович, действительный член Русского Географического общества, моряк – гидрограф, с которым я не один раз встречался в морях, на судах гидрографической службы, рассказал про Василия Степановича, более подробно и с большим уважением к личности адмирала.
Провел меня, в святая святых Общества изучения Амурского края , его архив. Где, по его просьбе, мне сделали копию портрета адмирала Василия Степановича Завойко. Впервые я держал в руках изображение адмирала. Это был графический рисунок, не фотография. И на этой фотографии был настоящий адмирал, молодой, красивый и совершенно непохожий на памятник с открытки. Вот так состоялось мое первое «знакомство» с Василием Степановичем — адмиралом, которого я сейчас называю Моим.
Александр Иванович уехал на жительство в Санкт Петербург, но оставил мне наказ: « Георгий, я видел твои работы, сделай адмирала, верни его на место, у тебя получиться. Опирайся в работе на ОиАк, иди туда, тебе помогут и поддержат тебя.»
Слова настоящего моряка, историка и краеведа запали в душу.
Со страхом и сомнением в собственных силах — почему я? и смогу ли я? С восторгом и увлечением, сменяемым сомнениями, я приступил к работе.
Работал прежде всего над собой. Стал членом Русского географического общества, вступил в ВТОО Союз художников России, познакомился с прямыми наследниками Моего адмирала, его однофамильцами, с биографом Василия Степановича, Натальей Сергеевной Кисилевой – жительницей Петропавловска – Камчатского. Побывал на Камчатке, веду переписку с его земляками.
Первый мой бюст Адмирала занял достойное место в библиотеке Общества изучения Амурского края, второй я подарил музею Тихоокеанского флота. Еще один бюст мне заказала администрация Петропавловска – Камчатского, для школы которая носит имя Василия Степановича Завойко.
Продвигаясь в своей работе над образом Моего адмирала, я пришел к определенным выводам, которыми считаю нужным поделиться.
С горечью и удивлением осознал, что восстановление памятника на прежнем месте, будет неоднозначно воспринято многими жителями нашего города. Непонятно будет людям, да и честно говоря, теперь и мне, почему сын Днепра и герой Камчатки оказался во Владивостоке. После посещения Камчатки, Никольской сопки, места где и происходили известные события, принесшие адмиралу Василию Степановичу Завойко неувядаемую славу героя и победителя, начинаешь отчетливо понимать, что памятник ему должен быть создан именно на Камчатке.
А уж потом на его родине – в Прохоровке, месте где он родился, где был крещен, откуда начал свой славный путь.
А Владивостоку хочется пожелать восстановления памяти Адмирала — новым памятником. Новым, прежде всего по смыслу. Для Владивостока он герой Камчатки, сын Днепра и защитник Дальневосточных рубежей нашей родины. Во Владивостоке он никогда не бывал. Да и сам Владивосток был образован много позже его славных дел 1854 года.
Владивосток, улица Светланская, сквер имени Сергея Георгиевича Лазо.
На скамейке возле памятника сидит пожилой, шестидесятилетний мужчина с альбомом в руках, карандаш, в который уже раз? спотыкается в попытке нарисовать вместо одной фигуры другую. Руками этого человека в прошлом году была произведена реставрация постамента, на котором стоял бронзовый адмирал. Была тщательно отреставрирована фигуры Лазо, отлитая. из чугуна Этот человек точно знает, что скульптура может быть утрачена, при попытке перенести ее на другое место.
Мужчина горько вздыхает и продолжает размышлять.
О человеке, о памятнике человеку, которого он называет « Мой Адмирал»
Адмирал, который ему, старшине второй статьи запаса, стал и командиром и судьей и помощником в его судьбе и тем крестом, что велено нести. Донесет ли он его до своей голгофы? Проще говоря, до постамента.

В старости

Василий Степанович в кругу своей семьи

Открытие в 17 школе.

Открытие бюста в 17 школе Петропавловска-Камчатского, район Завойко.
Школа носит имя адмирала Василия Степановича Завойко.

Вырезка из газеты. продолжение.

 

Адмирал в профиль.

Бюст установлен в библиотеке Общества изучения Амурского края.
Мой адмирал. Василий Степанович Завойко.
На фотографии я передаю бюст Адмирала музею Тихоокеанского Флота. Бюст принял на вечное хранение начальник музея Евгений Владиморович Журавлев.

 

Мой адмирал.: 1 комментарий

  1. Очень интересно и талантливо. Наверное, это в крови у Шароглазовых -талант и увлечение историей.
    Доброго здоровья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *